Мир туркмен: Шаги в бесконечность, вспоминая Н.Н.Ершова

Каждый раз, садясь за компьютер, я представляла себе  взгляд  светлых, по – детски доверчивых глаз Николая Николаевича, его беззащитную улыбку, и мне было страшно начинать с каких-то пафосных слов (как он это не любил!), или с красивых нарядных фраз,  или  с трафаретного пересказа его биографии, так как  я сразу представляла, как это будет воспринято им.  Это  был взыскательный незримый суд, на который я выносила еще не написанную мной статью. Конечно, по доброте души он ни словом  не упрекнул бы меня, но в глазах появилась бы легкая грустинка.  Если бы  я могла  задать  вопрос, – «Как и что о вас писать?», то думаю, он ответил бы так: «Правду!  Правду писать легко и приятно.  Помните у Булгакова?».

Нелегкое  дело писать о людях, но самое трудное – писать о  человеке, у которого училась, которым восхищалась, настолько он покорял  своим личным обаянием, под которую подпадали все, кто с ним общался, его коллеги, студенты, слушатели. Недаром «Серапионовы братья» при встрече говорили друг другу: «Здравствуй, брат, писать очень трудно».

Когда Николай Николаевич Ершов входил в аудиторию, мы забывали обо всем, что нас до этого занимало, так необычна и притягательна была его манера  общаться с нами, студентами филфака. Это не были семинарские занятия в обычном традиционном смысле.  Все было иначе.  Он был все тот же, легкий шаг, приветливая улыбка, светлые внимательные глаза, но другой. В своей блестящей манере рассказчика, не меняясь, но преображаясь, он погружал  нас в мир литературы, созданный его воображением мир художественных образов. Мы  жили судьбами героев, восхищались красотой поэтических строк, живописными  описаниями пейзажа, сюжетными линиями писателей. И не было типичной стандартной границы между преподавателем и нами,  но был тот магический контакт, который редко встречается в учебной среде.

И каждый раз он по –  новому открывался нам.  Читал  ли он Гумилева, Блока, Ахматову или Чехова, Зощенко,  настолько впечатляло  его мастерство, и возникало ощущение психологической правды, что именно так думает и чувствует конкретный автор. Он  увлекательно  играл  свой «театр одного актера».  Это ощущение внезапно возникшего чуда описал писатель Икар Пасевьев в своей статье «Пробуждая души»: «…слышал многих лекторов – порой весьма  именитых. Но честное слово, такого не слышал никогда. Это шел спектакль театра одного актера, где игрались все роли. И как! Я достоял до звонка – хотелось увидеть этого актера. Из аудитории вышел невысокий человек с совершенно   детскими светлыми глазами и улыбкой и  седоватыми легкими взъерошенными волосами».

 «Маленький эльф большой литературы», так любя, ласково называли Николая Николаевича преподаватели кафедры русской литературы факультета русской филологии ТГУ имени Махтумкули.

Он считал литературу главным эстетическим ориентиром жизни человека,  формирующим его нравственные ориентиры. «Дело в том, чтобы в любые времена, в том числе и в наше непростое время, люди оставались людьми. А литература я, считаю, большое нравственное лекарство. Если ее не преподавать формально, а пропускать через душу.  Ведь литература – не сумма знаний, а средство пробудить в человеке совесть», – говорил Николай Николаевич.  

Н.Н.Ершов с выпускниками ТГУ им.Махтумкули

Студенты любили Николая Николаевича и называли его за глаза «НикНик.». НикНик – это  имя  звучало как пароль для всех выпускников филфака ТГУ за многие десятилетия. «Огромное человеколюбие, простота и искренность – вот что притягивает к нему студентов», написала о нем в  «Своей газете» студентка Г.Арзуманова, выразив  всеобщее мнение. Он был неразлучен со своими студентами, ежегодно ездил с ними на хлопок, где не только сам собирал хлопок, но  во время долгого пребывания там скрашивал трудную студенческую жизнь литературными вечерами. О пребывании студентов, преподавателей и самого НикНика  сложено немало анекдотических историй, о которых весело вспоминали на торжестве, посвященном 60-летноему юбилею Николая Николаевича Ершова. Он не боялся быть смешным. Больше всего он боялся равнодушия, мещанства, быть как все. Он хотел быть самим собой. И только. И это ему  удавалось.  

Очевидно,  всем, чем владеет Н.Н.Ершов, талантом, знаниями, обаянием, прежде всего, обязан своей семье, известной своими древними корнями, культурой, интеллигентностью, замечательными человеческими качествами.  Он родился в октябре 1937 года, время было тяжелое, неспокойное, оно вошло  в историю как время «большого террора», когда в каждой семье царил страх за своих близких. Вот как вспоминает рождение брата  профессор Евгения Николаевна Ершова: «И вот 13 октября родился мой братик. Он был прехорошенький, но очень маленький. Видимо, тяжелая окружающая обстановка отразилась на ребенке. Маме пришлось бросить работу, чтобы вместе с бабушкой выхаживать его.    

    

Семья после землятресения

Соседки пришли посмотреть ребенка. Одна из них воскликнула: «Ай! Какой красивый мальчик. Только нос маленький. Ты,  Оля, делай массаж – вот так». И она стала ритмично тянуть себя за нос. «А как назвали?» – спросила другая соседка. – «Я слышала: Кока… Это как будет потом?». Мама ответила: «Николай». «Вай! Культурный женщина, – осудила соседка. – Зачем давала ребенку царский имя?! – Я думала Коккинак!». (Она имела в виду Владимира Коккинаки, знаменитого летчика-испытателя).

В 20-е – 30-е гг. далеко не всегда детей называли традиционными именами. Иногда появлялись имена как трансформация фамилий политических деятелей. Встречались даже благозвучные: Владлен, Нинель и пр. Была «мода» и на имена, являющиеся техническими терминами или различными научными понятиями: Электрон, Атом, Индустрия, Идея и т.д.»  

 Артистический талант в нем проявился в раннем возрасте. «Кока (так в детстве называли Николая Николаевича–Н.Г.) совсем ещё маленький, больше всего любил «показывать театр». Став постарше, с помощью бабушки, рисовал, раскрашивал и вырезал бумажных кукол. У него была неуемная фантазия. В большинстве случаев сам играл все роли «на разные голоса», вспоминала Евгения Николаевна Ершова.   «Но не меньшая любовь у него была к животным….Родители и бабушка думали, что Кока   станет зоологом. Но победили рано проявившиеся театральные способности. Главными слушателями («роли» исполнялись им самим на разные голоса) и зрителями были  дети соседей, а иногда и взрослые, друзья семьи, приходящие в гости».

В восемь лет Николай добился признания, участвуя в республиканском конкурсе чтецов, завоевал первое место, за что был награжден большим мраморным письменным прибором, который с гордостью принес домой. Выдающийся туркменский актер и театральный режиссер Аман Кульмамедов прочил ему блестящую артистическую карьеру.

Но уже в молодые годы после окончания филологического факультета Туркменского государственного университета, преподавая русский язык и литературу в туркменских  школах  в предместьях Ашхабада – Гями, Ялкым, Аннау, Николай Ершов  полюбил педагогику.  Занимаясь с учениками, он учил  их правильности русской речи, выразительному чтению, прививая любовь к русской литературе, объяснял значение многих слов, фразеологических выражений, пословиц, что   обогащало их словарный  запас.  Его очень любили дети, а его нельзя было не любить – открытый, отзывчивый, располагающий к себе приветливым обращением, сам как большой ребенок. Нравилось детям, что он, как равный был с ними, и привлекал их к  «театральным постановкам».  Материал, собранный в результате работы в школах, лег в основу кандидатской работы Н.Н.Ершова «Методика обучения выразительному чтению на уроках русской литературы в старших классах туркменской школы. (методика преподавания русской литературы в национальной школе),1969г.  Эта тема очень интересовала его, и он напишет немало научно – методических статей, в которых будут освещаться вопросы усвоения элементов теории литературы при помощи выразительного чтения.

Начало педагогической стези было успешным, его заметили и   пригласили на кафедру русской литературы ТГУ, где он проработал  в течение более сорока лет. Читал курсы русской литературы «золотого века» и «серебряного века», вел спецкурсы и спецсеминары, и прежде всего по творчеству А. П. Чехова,   руководил курсовыми и дипломными работами. На факультете ввел курс выразительного чтения для преподавателей, помогая   теоретический лекционный материал наполнить  эмоциональной энергией, чтобы те тезисы и мысли, которые они хотели бы донести до слушателей, могли  оставить  след  не только в разуме, но и в сердце слушателей.   Активно публиковался в центральных журналах и газетах Туркменистана, статьи были посвящены вопросам методики обучения русской литературы в туркменских школах, а также популяризации писателей – классиков русской литературы.

Ради совершенствования своего природного артистического дара   в 1962 году, имея диплом Туркменского госуниверситета с отличием, Ершов поступил в  Государственный заочный народный университет искусств в Москве,  на отделение художественного чтения, который тоже окончил с отличием.  Занимаясь научной и преподавательской работой, он не изменил своему главному увлечению – на  своем факультете создал    студенческий театр, которым бессменно руководил в течение более 30 лет. Репертуар  театра был обширен: инсценировки по произведениям А.С.Пушкина, Н.В.Гоголя, А.Н.Островского, А.П.Чехова, В.В.Маяковского, М.М.Зощенко, А.А.Вознесенского.  

Студенты боготворили своего наставника.  Юбилей в честь 60-летия Николая Николаевича,  устроенный в основном силами студентов показал, что усилия педагога, актера, режиссера  не пропали даром. В  красивом театрализованном действе  студенты играли  сценки из спектаклей, читали стихи, танцевали, в паузах между номерами звучала классическая  музыка. Главное – было очень весело, царила легкая, доброжелательная и непринужденная атмосфера. Нет, правильней сказать – атмосфера любви к своему преподавателю. Было много цветов.  Поздравить  юбиляра пришли многие – коллеги с факультета русской филологии, преподаватели  с  кафедры иностранных языков, с деканата, ректората, гости из Института мировых языков имени Азади,  с Российского посольства. Принимая букеты и поздравления, Николай Николаевич смущенно улыбался, кланялся, было видно, что он рад, но он так далек от подобных церемоний, пусть даже искренних.  Специально к юбилею вышла  студенческая «Своя газета».  (Диск с записью этого торжества был любезно предоставлен Аллой Николаевной Ершовой, вдовой Н.Н.Ершова). 

Смешили  бывшие студенты Ершова, уже сами  преподаватели – филологи О.В. Леонтович,  Е.Г.Иванников, К.А.Агаев,  рассказывая почти анекдотические случаи из «хлопковой жизни»  педагогов, в том числе и Ершова. А он сидел рядом со своей сестрой Евгенией Николаевной Ершовой, и они были так  удивительно похожи мягкими, кроткими лицами, два прекрасных  светлых человека, два выдающихся ученых,  всю свою жизнь служивших науке,  она – языкознанию, а он – русской литературе и,  оба посвятившие  себя   просвещению. Огромная армия  студентов, окончивших Туркменский государственный университет имени Махтумкули  за последние более чем полувека,  могут  с гордостью сказать, что учились у Ершовых!  Это как знак  высшего  качества. 

Николай Николаевич Ершов  был страстно предан русской литературе, точнее, наверное, сказать, что он был всю жизнь верным ее рыцарем.  Свет искусства могучего русского слова нес людям в своих выступлениях по линии общества «Знание», вел когда-то телевизионные передачи, где мастерски, как он один это умел,  рассказывал о великих русских поэтах и писателях. Это было и выразительное чтение, и теоретические лекции для учителей, для любящих литературу. Благодарные слушатели до сих пор в душе хранят воспоминания о нем,  художнике, безгранично верящем в очистительную силу литературы. 

«Я работала в институте Туркменгипроводхоза с 1975 по 1982 год (стиль автора сохранен – Н.Г.) И  это были годы, когда, начиная с 1977,  во время обеденного перерыва, который длился 45минут, мы собирались в актовом зале,  любители в основном, но зал был почти полный. Николай Николаевич читал Зощенко –  это был театр одного актера. Читал   стихи Маяковского, Игоря Северянина, Беллы Ахмадулиной, конечно Пушкина, Лермонтова. Я помню, как он читал «Мцыри» Лермонтова, у всех глаза были мокрые. Настолько впечатлило нас чтение. Это был праздник для нас, когда он приходил»,- вспоминает сегодня Валентина Николаевна Никитина. Она, очарованная слушательница,  не могла тогда еще знать, что не пройдет и пяти лет, как она войдет в  семью Ершовых, став супругой  его племянника  Владимира Алексеевича Головкина. А дети Николая Николаевича и Аллы Николаевны Ольга и Олег станут ее крестниками, а ее мама Полина Ефимовна станет  крестной самого Ершова, когда ему исполнится 61 год.

Да, не хочется повторять банальности, но он, действительно, был человек – праздник. Его душевная щедрость,  неизменный интерес к жизни, к литературе, к искусству создавали  вокруг него особую  поразительно благоприятную ауру,  привлекая сердца людей. А галантность, предупредительность, доброжелательность, учтивость, начитанность  покоряли сердца женской половины факультета русской филологии,  они  просто обожали его. Талантливый человек – талантлив во всем, говорят, так и Николай Николаевич не только великолепно читал стихотворения, но и сам писал.  Любил  посвящать их своим блистательным по уму, знаниям и душевным качествам коллегам – женщинам факультета. Можно только изумляться, столько в них было нежности, теплоты, дружеского участия, легкого юмора!

Н.Н. Ершов со своей сестрой Е.Н.Ершовой

Вот уже одиннадцать лет как нет уже Николая Николаевича Ершова, этого славного педагога, чтеца, художника, родившегося здесь, на туркменской земле, искренне любившего эту землю, туркменский народ, почитавшего его обычаи и традиции, и служившего верой и правдой своей родине. Но он вечно в  памяти  любивших его близких, учеников, коллег, в   сердце каждого, кто имел счастье  слушать его  жизнеутверждающее искусство живого слова. Он жив в сердце Аллы Николаевны – его жены, бережно продолжающей семейную династию Ершовых, около полувека работающей в системе высшего образования Туркменистана, в 2020 году она была удостоена государственной награды –  медали «WATANA BOLAN SÖÝGÜSI ÜÇIN» ( «За любовь к Отечеству»).

Многое из того, что составляет судьбу этого прекрасного человека, богатой впечатлениями,  состоявшей из интересных встреч с удивительными  людьми, осталось вне статьи. У него была   насыщенная жизнь, жизнь незаурядной творческой личности, истоки которой – в   жажде познания, стремлении к самосовершенствованию и безмерной любви  к людям.

Автор благодарит Н.А.Головкина за фотографии, любезно предоставленные  из семейного архива.  

.

Гозель Нуралиева.

Комментарии

Евгения

Огромное Вам спасибо ,Гозель, за статью о любимом нашем Николай Николаевиче, написанную с такой теплотой к нему. Вечная Память нашему Учителю!

Сергей Караев

Все очень правильно и верно! Вечная ему память светлому Настоящему Человеку и Мастеру!

Гозель Нуралиева

Комментарий от Елены Глебовой: Прекрасная статья! Написана тепло и бережно, с любовью. Необыкновенный человек, творческая личность, Учитель с большой буквы. Какое счастье, что нам повезло быть его студентами, видеть, слышать, учиться у него. Он учил нас Добру, Красоте, Любви и Состраданию. Такие люди, как он, не умирают, не исчезают бесследно, они бессмертны, как неумирающие истины, общечеловеческие ценности и высокие идеалы, которым служил Николай Николаевич, и которые будут жить вечно. Автору статьи-огромная благодарность за память о нашем Учителе. Елена Глебова --

Любовь Владимировна Рыжкова-Гришина

Благодарю сердечно автора за изумительную статью о моём дорогом Николае Николаевиче! Да, именно «моём дорогом», потому что так может сказать каждый, кто был с ним знаком. А мы с Николаем Николаевичем переписывались до его последних земных дней... и даже мечтали опубликовать эту переписку. Может, когда-нибудь это случится... Пусть он теперь на святых небесах совершает свой дальнейший Путь Восхождения, зная и видя нашу к нему любовь

Гозель Нуралиева

От всего сердца благодарю вас, дорогие читатели, за ваши комментарии.

Павел Никитин

Спасибо, замечательная, тёплая и тонкая статья. Мне посчастливилось быть знакомым с Николаем Николаевичем и его семьёй. Печально, что его больше нет, но счастье, что он оставил после себя столько учеников и след в сердцах многих людей.

Валентина Никитина

Благодарю вас Гозеля за искренность, сердечность, любовь и память к такому необыкновенно талантливому человеку с большой Буквы, как Николай Николаевич Ершов. Понимаю что вам хотелось сказать о нем как можно больше, но рамки статьи не очень позволяют это сделать. Вы все же сумели передать ту атмосферу, ауру вокруг необыкновенно творческой личности как Ник.Ник. его увлеченность, влюбленность в поэзию и желание зажечь этой поэзией сердца молодежи. Это ему удавалось полностью и в памяти всех его учеников и кто его знал он останется восторженным большим ребенком с горящими яркими и чистыми глазами от которых не хотелось отводить взгляд, а слушать, смотреть и впитывать эту энергию любви к литературе, к поэзии, к жизни. Может поэтому он, отдав полностью себя любимому делу, ушел от нас так рано, когда его творческий потенциал ещё мог бы и дальше быть нужным и востребованным новым поколением. Очень бы хотелось продолжить этот разговор о Николай Николаевиче вместе с теми кто его знал, любит и помнит. Рассказать о нем молодым, прослушать как он читает стихи своих любимых поэтов, услышать его голос и передать молодым эту его энергию любви к поэзии, к литературе. Николвй Николаевич достоин такого вечера памяти, чтобы собравшись вместе, мы смогли не только вспомнить его и отдать дань его таланту преподавателя, актера и просто замечательного человека, но и как бы создать ту творческую атмосферу прочувствовать что его душа жива и среди нас и мы все помним и любим его. У Бога все живы, так у нас говорят. Поэтому и душа и творчество Николай Николаевича остаются живыми для всех нас и сейчас, и думаю, что и в дальнейшем память о нем не исчезнет.

Олег Ершов

Спасибо большое Вам за статью о папе, Гозель! Вы прекрасно описали его любовь к литературе и то как он любил своих студентов и коллег-преподавателей! Огромная Вам благодарность от нашей семьи!

Н.В.Алексанянц

Большое спасибо за статью. Любимый Учитель и коллега всегда жив в нашей памяти. Николай Николаевич, влюблённый в русскую литературу, сам стал воплощением этой литературы и русской культуры. Обязательно прочту статью своим студентам.

Гозель Нуралиева

Дорогие читатели! Благодарю всех, кто откликнулся, прислав на наш сайт свои комментарии. Действительно, Н.Н.Ершов был образцом талантливого , верного и бескорыстного служения своему делу. Я имела счастье учиться у него, и это наполняет мою душу радостью. Вечная ему память!

Ирина Кузьмина

Уважаемый автор! Спасибо за память! Память об этом светлом человеке- Николае Николаевиче Ершове. Филологе с большой буквы! Особенно значимо, что статья вышла в День русского языка, день рождения А.С.Пушкина. Как многим людям Николай Николаевич привил любовь к русскому слову! Но кроме этого, Н.Н.Ершов- образец служения, бескорыстного, верного, талантливого. Несмотря на то,что его нет с нами уже 11 лет, свет его личности продолжает освЯщать всех, кто имел счастье знать его, учиться у него, слышать и слушать его.

Гозель Нуралиева

Комментарий от Н.А.Головкина "Спасибо за прекрасную статью о дяде. Написана с большой любовью, очень проникновенно, читается на одном дыхании".

Гозель Нуралиева

Комментарий от Л.К.Глазовской: К большому сожалению, не была знакома с Николаем Николаевичем Ершовым лично, сегодня, благодаря блестящему рассказу о нем Гозель Нуралиевой, имею полное представление об этом обворожительном человеке. Спасибо!

Гозель Нуралиева

Комментарий от А.Б.Кербабаевой: особое спасибо Г. Нуралиевой за воспоминания о дорогом Николае Николаевиче! Переслала нашим преподавателям, кому смогла!

Гозель Нуралиева

Комментарий от Анжелы: "Прекрасная статья, читается легко и с интересом. Всегда читаю ваши статьи, они душевные, чувствуется, что вы любите тех, о ком пишете. Спасибо".

Гулистан

Именно так нужно писать о таких личностях, как выдающийся педагог туркменской земли Н.Н. Ершов: тепло, без казенного официоза с перечислением наград, дат, а с благодарностью за то подлинное, что он вложил в своих многочисленных учеников. Скольких туркменских детей он заразил любовью к русскому языку, литературе! И, благодаря этому, они смогли познакомиться и с зарубежной литературой в русских переводах. Сколько замечательных педагогов, специалистов русского языка он выпустил, будучи педагогом в туркменском государственном университете. Убеждена, что только увлеченный педагог может вызвать интерес к своему предмету. Как замечательно, Гозель Мурадовна, что именно сегодня - в День русского языка, Вы вспомнили об одном из лучших его служителей.

Президент Туркменистана выразил соболезнования народу Индии 1 неделя назад 293

Политика