Экскурсия в древность

Природа Туркменистана всегда приятно удивляет своей уникальностью и биоразнообразием. По-своему хороши пески, а природа гор просто великолепна.

По долгу службы приходится регулярно обследовать те или иные горные и песчаные районы. Конечно же, самый интересный для изучения растительности период – это весна, особенно, если она выдалась щедрой на осадки. Именно естественное увлажнение является главным фактором продуктивности дикорастущих видов. Вот и в конце прошлой весны удалось посетить интересные пустынные ландшафты западной части Центральных Каракумов. Обследования начались с южных берегов нового Туркменского озера – грандиозного проекта XXI столетия. Бывал здесь неоднократно, но каждый раз приятно поражают масштабы проекта: появление новой растительности, тугайных зарослей, новых видов птиц – это всё связано с приходом воды. В самом водохранилище обитает более десятка промысловых видов рыб.

Большое значение для развития региона озера «Алтын асыр» имеют строящиеся здесь населённые пункты, а так же подключение сотовой связи.

Буквально в нескольких километрах от озера полоса растительных группировок, связанных с водой, постепенно переходит в формации типичной пустынной растительности, где доминирующее положение занимают, конечно же, саксауловые сообщества с огромным набором других видов растений. Весной, в момент цветения и плодоношения, покров барханных песков производит неповторимое впечатление. Глядя на это, трудно назвать Каракумы пустыней. Именно в конце весны встречаются цветущие экземпляры хивинского астрагала – сравнительно крупного по размерам растения, декоративные качества которого вполне можно использовать в культуре. Цветущие популяции стригозеллы разбросаны по участкам и создают на склонах барханов своеобразный мозаичный эффект с лилово-фиолетовыми пятнами. Неизгладимы впечатления от цветущих и плодоносящих кандымов, цветки которых испускают тонкие приятные ароматы, а плоды представляют собой орешки, густо покрытые всевозможными выростами – щетинками, волосками и пластинками – и в очертании похожи на мохнатые шарики. В Каракумах встречается два десятка видов кандымов и все они отличаются размерами, формой и выростами плодов-шариков. Во влажные годы кусты кандыма просто усыпаны ярко окрашенными «шариками», напоминая новогоднюю ёлку.

Помимо великолепной природы, в Каракумах есть и объекты историко-культурного наследия. В западном Туркменистане целый ряд известных мест уже давно посещаем паломниками и туристами. Это знаменитые Парау-биби, Гёзли-ата, Машат-Мессариан, Шибли-баба и Ибрагим-ходжа – являются памятниками истории нашего государства. Помимо них, есть и малоизвестные исторические памятники, значительно удалённые от городской цивилизации и расположенные в труднодоступных местах. Одним из таких памятников является крепость Игды-кала.

Уже много лет, участвуя в полевых исследованиях, не раз проезжал всего в нескольких километрах от Игды-кала. Побывать же удалось лишь прошлой весной, когда благодаря спутниковой навигации удалось определить координаты крепости.

Расположено местечко всего в десятке километров от трассы Сердар-Акяйла, при пересечении её долины и русла Узбоя – древней реки, впадавшей в Каспий. В настоящее время сохранилось её сухое русло, северная часть которого была задействована под коллектор, несущий дренажные воды из Дашогузского велаята в озеро «Алтын асыр». В средней части Узбой перекрыт мощной дамбой, которую пересекает вышеупомянутая трасса, а коллекторные воды идут уже по искусственно проложенному каналу до впадины Карашор, где идёт заполнение нового Туркменского озера.

По направлению к крепости от трассы, к северу от действующего колодца Игде, ведёт малозаметная грунтовая дорога, местами пересекающая песчаные гряды, а в нескольких местах и долину Узбоя. В дождливую весну на пониженных участках русла образуются живописные мелкие озёра. Причём вода в них, благодаря разному составу солей, бывает различного цвета. Встречаются озёра с тёмно-синей водой или небесно-голубой, бывает зеленоватого оттенка, а наиболее примечательны озера с красноватой водой – явным признаком высокого содержания солей железа, марганца или иода. Берега Узбоя не менее живописны: песчаные берега часто сменяются обрывистыми скалистыми, основной породой которых являются известняки со множеством следов и остатков древних моллюсков. Наиболее труднопроходимым участком с пересечением поперёк высоких песчаных гряд были последние пара километров. По состоянию растительности явно было видно, что эти места практически не посещаемы ни человеком, ни подвержены выпасу скота. Бросалось в глаза огромное количество высоких саксаулов, ширина стволов которых указывала на их почтенный возраст. Некоторые кандымы достигали 5 метров в высоту, а от обилия цветущих трав разбегались глаза.

Проехав это ботаническое чудо, мы выбрались на практически свободную от растительности площадку с достаточно твёрдым глинисто-каменистым грунтом. Возможно, когда-то эта площадка была искусственно выравнена нашими предками для удобства строительства. На этой площадке перед нами предстала крепость Игды-кала. Информация в литературе об Игды-кала оказалась довольно скудной, но удалось выяснить, что эта парфянская крепость предположительно построена ещё до IV века нашей эры. Стены сложены из небольших плоских каменных плит и обмазаны изнутри глиняным раствором. По всему периметру крепость усилена башнями, а в самих стенах устроены бойницы. По мнению учёных, Игды-кала – типичный объект античной военной архитектуры Хорезма, хотя и построен из несвойственного ему материала – камня.

Игды-кала служила для контроля водного пути по Узбою, в частности из Индии в страны Причерноморья, то есть была своеобразным таможенным пунктом недалеко от границы Парфянского царства и Хорезма. В настоящее время сохранилось 11 башен чуть более метра высотой, а также стены чуть ниже башен. Сооружение исполнено в виде неравнобокой трапеции на обрывистом берегу Узбоя. В этом месте русло совершает резкий изгиб и сильно сужено, поэтому проплыть по нему незамеченным и вне досягаемости применения оружия было невозможно. Со стороны Узбоя крепость была абсолютно неприступной. С западной стороны развалины огибает уже почти засыпанный канал шириной в 8 – 10 метров. Остаётся лишь предположить для чего он использовался: либо это ров для защиты крепости со стороны суши, либо канал использовался для швартовки и проверки задерживаемых судов.

Внутри крепости сохранились стены множества помещений, служивших для быта как служащих Игды-кала, а также, возможно, для временной остановки и проживания гостей. Поиски колодцев или их остатков успехом не увенчались. Видимо, в те времена в них не было особой необходимости – вероятно узбойская вода была вполне пригодна для потребления. Из предметов быта того времени обнаружить ничего не удалось, за исключением нескольких черепков разбитой глиняной посуды, которые кто-то до нас бережно сложил на остаток крепостной стены. Возможно, ещё много интересных вещей давно погребено под землёй временем и нашим археологам в будущем есть над чем поработать.

Покидали Игды-кала с мыслями: как много интересного и пока неизведанного хранит наша земля, какой насыщенной и интересной, но в то же время трудной и опасной была жизнь наших предков. А мы продолжили обследования необъятных просторов нашего «океана песков» – Каракумов.

.

Александр ПАВЛЕНКО,

сотрудник отдела Центра профилактики особо опасных инфекций этрапа Сердар Балканского велаята Министерства здравоохранения и медицинской промышленности Туркменистана.

Фото автора.

Комментарии

Нет комментариев